Пиксели

Неделимые элементы матрицы жизни, характеризуемые определенным цветом,настроением и содержанием.

вторник, 17 марта 2015 г.

Полотно...

Полотно...

Я уже забыла, когда позволяла себе сказать вслух о том, что я не люблю The Beatles и импрессионизм. Не потому,что это смахивает на эпатаж в самом плохом смысле слова, и не потому что в этой стране почти не говорят на эти темы...а потому,что я становлюсь менее уверенной в этих заявлениях.

Моя судьба следит за мной без перерыва на обед и поэтому, стоит мне сказать о своем отношении к какому либо вопросу,она немедля откроет мне книгу на нужной странице, нажмет на подходящую кнопку телевизионного пульта или подарит встречу с человеком, способным без малейшего усилия пошатнуть мою уверенность в чем бы то ни было.
Я редко поддаюсь убеждению в том, что то,что я вижу это - красиво,если мой мозг не реагирует на раздражение зрительных рецепторов выбросом огромного количества эндорфинов.
Если мне не видно красоты, то не тратьте свое красноречие. Черный квадрат не является для меня предметом искусства, не смотря на то,что мною прочитаны сотни тысяч страниц, пытающихся обосновать ту или иную парадигму, созданную для понимания полотна,замазанного черной краской, вставленного в раму и объявленного живописью.
Мне доводилось видеть оригиналы многих картин, которые не вызывали во мне  эмоционально экстаза. Бесконечные кувшинки и смазанные лица, бесконечные туманы и нечеткие абрисы... Я утешалась тем, что у всякого свой вкус. Стало быть,у меня он отличный. От других.
Импрессионизм для меня стал неотъемлемой частью того, что люди называют Францией. Как мандарин с черным ромбиком на ароматной кожуре стал синонимом Марокко. Моне, Мане и Ренуар. Ну, кто не знает их фамилии?  
Я даже знаю как выглядят два портрета Жанны Самари. Краткая энциклопедическая справка об авторе этих портретов мне тоже известна. Наверное, этого было бы достаточно, чтобы считаться воспитанный дамой.
Здесь, наверное уместно написать  нечто вроде...
И жизнь моя текла ровно и гладко в уверенности собственной правоты, пока...
Хехе...
В последнее время в моей жизни стало так много свободного времени, и так мало возможности что-то делать, что псевдодруг снова стал мне столь близок, и настала пора договориться. Это я сейчас он телевидении.
А сейчас я попытаюсь соединить нелюбовь к импрессионизму и телевизору и получить рациональное зерно, извлеченное из урока судьбы.
Иными словами двойное отрицание дает...?  минус и минус дают плюс.
С утра, пролистывая список каналов, глаза выхватили "фильм производство Франции". Этого для меня достаточно, чтобы поставить напоминание. В назначенное время аппарат, который мне иногда кажется умнее меня, переключился на фильм, согласно выбранных параметров : канал, время.
Начало было в духе импрессионизма. Нечеткие рисунки героев, мягкие линии, пейзажей,  светящиеся изнутри краски природы  ,плавные мазки диалогов.
Фильм мягко и неотвратимо увлекал всеми своими кинематографическими формами. Уже через несколько минут от начала сюжета я становилась участником событий, разворачивающихся в небольшой усадьбе, где проживает старый художник со своими домочадцами во время первой мировой войны.
Каждый кусочек фильма неторопливо  укладывается на свое место, постепенно создавая общую картину. Ничего лишнего. Все не только к месту, но и дополняет, подчеркивает соседний мазок на полотне.
Не смотря на военное время, на холсте почти нет черной краски. Ее смешивают ровно в той пропорции, чтобы подчеркнуть, что даже в самый солнечный день, найдется место с густой тенью.
Спокойный,размеренный темп течения сюжета разрывает главная героиня фильма. Она появляется в усадьбе, словно острое лезвие, вспарывает туго натянутое полотнище. Но с развитием действия , лезвие притупляется, страсти теряют накал. И только неосторожное или слишком сильное нажатие на острие, обагряют полотно ярко- алым.
В фильме много света. Он струящийся словно шелк. Он мягкий, как ночник в детской комнате, накрытый платком. Он рассеивается, словно стекает из абажура. Он льется и искрится, словно горный ручей, срывающийся с невысокой скалы.
В фильме много красоты. Красота природы, красота лиц, как юных, так и старых, красота обнаженной женской стати, красота ярких рыжих волос, красота мудрых слов и красота единства сюжета и  жизни.
Фильм не отпускает, словно шелковыми нитями обвивая сознание. И по окончании просмотра, я кажется уже не так уверена в том, что мне не нравится импрессионизм.

Комментариев нет:

Отправить комментарий